Как излечить зависимые отношения

Хотя, пожалуй, такое название не очень корректно. Правильнее было бы назвать статью — “Как излечиться от зависимости». Потому что изначально формируется зависимая структура личности – это скелет, на который потом нарастает мясо – любая зависимость: человек ли, химическое вещество, или вид деятельности (трудоголизм, игромания).

Тема созависимости (эмоциональной зависимости, зависимости от отношений)  – избитая, но по-прежнему актуальная и часто встречающаяся в тех запросах, с которыми приходят на консультацию психолога. Характерно, что такие запросы предполагают длительную и сложную работу, связанную с сопротивлением и периодическими «откатами» в привычное поведение. Возникает вопрос – почему? Ведь, как правило, человек умом прекрасно понимает болезненную природу своей привязанности. Понимает, но с собственным поведением совладать не в силах. И по-прежнему – прилипает, контролирует, манипулирует, привязывает, заискивает, испытывает постоянную тревогу , боль, а зачастую – и депрессию.

CQAZ1

В этой статье я попробую проанализировать – что именно так крепко держит человека в зависимых отношениях. Почему он, теряя ресурс здоровья, времени, жизненных сил, собственного достоинства, снова и снова что-то ищет в этом болезненном взаимодействии с другим человеком. И почему он прибегает к помощи психолога, не в состоянии справиться с проблемой сам.

На протяжении всей своей жизни человек вступает в огромное количество отношений. Но именно отношения с первыми значимыми людьми (в первую очередь, мамой) будут неизменно влиять на то, как он станет выстраивать связи с другими людьми и сформируют его структуру привязанности. Происходит это следующим образом: когда ребёнок только появляется на свет, у него уже есть потребности. Сначала это потребность в заботе, поддержке и безопасности, потом в признании своего Я и своих границ, потом в признании права отличаться от других, права на ошибки, на слово НЕТ, на просьбу о помощи. Таких потребностей много, но главной среди них, безусловно, является право на безусловную любовь и принятие. Главной именно потому, что стремление к близости и привязанности является функцией, которая в первый год жизни обеспечивает ребёнку выживание.

531dd33f3ab76_531dd33f3abb1

Если эти потребности в детстве не были удовлетворены, то они просто замораживаются, но никуда не исчезают. И как только этот вчерашний ребёнок, повзрослев, вступает в отношения, его потребности как бы «оттаивают» и предъявляются партнёру. Потому что наша психика (в стремлении завершить незавершённое) пытается удовлетворить их любыми способами, и партнёр – самый подходящий и доступный из них. Партнеров, кстати, мы выбираем похожих на родителей (бессознательно), чтобы вот сейчас уж! наверняка! — получить недополученное. А поскольку эти самые партнёры не очень стремятся утолить голод, и даже, напротив, пугаются чрезмерных требований и начинают стремительно увеличивать дистанцию, ситуация начинает ровнёхонько напоминать ту самую – детскую, и включаются старые и выученные уже модели — удержать, прилипнуть, исхитриться и догнать. Так, детская травма не даёт взрослому человеку стать самостоятельным, отдельным и эмоционально устойчивым. 

9fccf0e9176566daac3bf698c5558157

Быть привязанным к кому-то и быть зависимым от любимого, важного человека – нормально. Но отличие зависимости от здоровой привязанности в том, что в первом случае потребность руководит человеком, а во втором – человек руководит своей потребностью. В зависимости человек утрачивает контроль над своим поведением, круг его интересов постепенно сужается – до объекта привязанности, и как в любой зависимости доза (в данном случае — потребность в другом) — растёт. Кроме того, зависимый испытывает целый спектр различных других негативных переживаний: самоосуждение и как следствие — постоянный поиск одобрения, тоску, вину, бессилие, страх утраты контроля, депрессию.

Как я уже говорила, работа с зависимостью от другого человека иногда связана с большим сопротивлением. Часто на консультации у психолога человек говорит: «как будто часть меня отрывают», «это что-то очень родное», «лучше такая связь, чем вообще никакой». Если искать причину с точки зрения этапов развития ребёнка, то здесь налицо незавершённый этап слияния (от 0 до 1 года), когда мама и ребёнок – одно целое. Если этот этап плохо пройден, то и следующий – отделение – в полной мере невозможен: ребёнок не хочет (а, скорее, не может) присвоить себе части себя, он по-прежнему в желании соединиться с мамой.

ee82b2bec4bf6731ae4df9ed4d75596f

Во взрослой жизни этот процесс мы можем наблюдать в следующих случаях:

1) Иногда зависимый от другого человека помещает в этого самого человека ту хорошую и замечательную часть себя, которую не доразвил или не видит у себя. Говорит (думает) тогда что-то вроде: «Он такой талантливый! (свободный, общительный, независимый, прочее). Выход здесь в том, чтобы увидеть и присвоить себе собственную талантливость, общительность, независимость и т.д.

depositphotos_78309210-stock-illustration-exclamation-sign-flat-blue-colorДело в том, что жизнь созависимых сфокусирована вокруг жизни других, они  крутятся вокруг других, как спутники вокруг планет. Они не ставят собственных целей, не думают про собственные интересы, не ищут — чего сами хотят от жизни, что делать и куда двигаться. Поэтому для них важно прочувствовать свои желания и простроить цели.

Цели дают нам ощущение проживания собственной жизни, делают ее наполненной и интересной, вдохновляют, дают направление. Они дают возможность ощутить свою ценность и поверить в себя.

2) Иногда, напротив (и это бывает гораздо чаще, имхо), зависимый вытесняет в другого свою Тень. Говорит (думает) тогда следующее: «Какой же он беспомощный! (эгоистичный, безответственный, жадный, пр.)

depositphotos_78309210-stock-illustration-exclamation-sign-flat-blue-color

И здесь интересный момент: человек может быть действительно эгоистичным (к примеру), и не замечать это качество в себе, проецируя в партнёра, а может быть чрезмерно альтруистичным. И, следовательно, тут два выхода: или А. увидеть и признать собственный эгоизм; или Б. развить в себе здоровый эгоизм до нормальных размеров.

3465

3)  Может быть так, что в партнёра бессознательно проецируется образ другого очень близкого человека (чаще родителя). И тогда тоже возникает сильнейшая связь. Ибо от родителя отказаться тоже практически невозможно.

depositphotos_78309210-stock-illustration-exclamation-sign-flat-blue-colorВ этом случае необходима помощь психолога для проработки детско-родительских отношений: отреагирование всех детских чувств, установление контакта с Внутренним Ребёнком, согласие с тем детским опытом, который был, отказ от попыток переписать прошлое, поиск внутренних и внешних ресурсов.

И самое главное — возвращение себе ответственности за собственную жизнь, и постепенное и бережное взращивание в себе своего собственного Внутреннего Родителя.

4)  Часто привязкой может быть то хорошее, что человек в этих отношениях получает: любовь, забота, поддержка, признание. Если сам он себе давать это не умеет или не хочет, или не умеет и не хочет получать это и в других местах тоже, то ставки на одного человека становятся слишком велики. Волей-неволей образуется сильнейшая связь — вместе со страхом потерять этот драгоценный источник удовлетворения важных потребностей.

depositphotos_78309210-stock-illustration-exclamation-sign-flat-blue-colorВ таком случае на консультации у психолога либо в личной работе необходимо будет научиться расширить так называемое «туннельное» видение: мир огромен и разнообразен, необходимые ресурсы можно взять в разных других аспектах жизни – в работе, в кругу друзей, коллег и единомышленников, в спорте, в музыке и произведениях искусства.

Ещё важнее прокачивать внутренние ресурсы: силу и качества характера, знания и умения, способность брать и давать, быть открытым без жертвенности, умение любить, оставаться уязвимым, но уметь отстаивать границы, и так далее…

В работе с созависимостью от партнёра важно понимать: пока мы не увидим и не присвоим себе обратно все наши качества, умения, модели поведения, привязка к другому человеку будет сильна. Потому что наша психика видит в этом другом себя. Не можем же мы отказаться от себя, в самом деле! Механизм, который будет эту связь удерживать — любовь (такая, знаете, болезненная «сука-любовь»). Либо страсть. Как только всё присвоено, зависимая сцепка распадается. Это не значит, что распадётся и пара. Ибо всё здоровое (если оно там было) остаётся и даёт шанс дальше строить отношения — но с более радужной перспективой.

Поскольку старые модели поведения и способы реагирования меняются постепенно, я бы обратила внимание ещё вот на что: созависимые являются людьми реакции. И поскольку они годами привыкли ощущать такие чувства как стыд, страх, гнев, тревогу, отчаяние, депрессию, а в поведении проявлять манипуляции, контроль и заботу о другом, то необходимым шагом для них будет постепенно научиться совладанию с собственной импульсивностью и реактивностью.  В спокойном состоянии мы, во-первых, можем использовать более рационально и эффективно собственные ресурсы, а, во-вторых, постепенно и планомерно менять старые модели поведения и реагирования на новые.

И последнее: созависимые из желания себя обезопасить любят держать все под своим контролем. Безусловно, контроль – это иллюзия. Люди все равно делают ровно то, что хотят делать, чувствуют себя так, как хотят чувствовать, и измениться могут только тогда, когда сами этого захотят. Единственный человек, которому мы могли бы помочь и которому стоит помочь — это мы сами. Истинный Взрослый – тот, кто берёт на себя ответственность за собственную жизнь и отказывается от ответственности за чужую

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники